MySweetLang - английский язык, click for home.

Honey Pie  

Был у меня один знакомый, называвший себя стилизованным именем Alex, по молодости и глупости случайно попавший в дисбат, но честно оттрубивший выданные ему на выправление самосознания два года и еще остаток того, что причиталось от гражданского долга. И выйдя в гражданский мир, Alex, действительно, переменил осознание и восприятие окружающего мира. Понял, что жить надо проще и воспринимать вещи таковыми, каковы они есть. И очень удачно наложились на его новое мироосознание песни Beatles.

Достал Alex где-то морской белый парадный китель, перевязав его узлами прокипятил в чае, выстирал, выгладил. Из кабинета политпросвета со стола президиума стащил зеленую плюшевую скатерть. Сшил из нее модные по тем временам брюки, и в таком прикиде – в белом парадном кителе с художественными коричнево-желтыми разводами и в новых зеленых плюшевых брюках – стал выезжать из своих Апрелевок или Балаших в Сity, или в знаменитое кафе «Север», что располагалось на Тверской (бывшей Gorky Street на жаргоне Alex'а).

Но внешний антураж, не подкрепленный внутренним, составлял лишь в мишурный блеск провинциальности. И Alex, будучи пареньком сообразительным и приобщавшимся к трудам Канта и прочим великим столпам живой мысли, это прекрасно осознавал.

А тут как раз – вот они – Beatles! Берущая за сердце гармония, красивые и непонятные слова, которые хотелось повторять и повторять. И стал Alex спрашивать меня, а это что такое, а это как понимать, а что здесь они хотели сказать, а что за этим стоит и т.д. Я отвечал, насколько мог. А потом наше с ним education постепенно свернулось, Alex от меня как-то отстал, завел английские словари, книжки разные, стал посещать новые тусовки.

Через какое-то время мы с ним случайно встретились на японской выставке, что на Красной Пресне, где он подрабатывал переводчиком у приехавшей японской группы и жутко за глаза костерил их чудовищный англо-азиатский акцент. Прикид Alex’а на этот раз был вполне цивильным, без разных плюшей и глазетов, а беседа наша, по его настоянию, велась исключительно на языке туманного Альбиона, причем с уклоном со стороны Alex'а в ливерпульский акцент. Над моим советом начинать говорить с его работодателями на их родном языке, а не опускаться до pigeon English, Alex сперва отмахнулся, но потом задумался и спросил, а есть ли и у них какие-либо приличные забойные группы.

Можно расценить все это как забавный анекдот. Но, как и во всяком забавном анекдоте, тут содержится зерно истины.

Вообще надо сказать, что хотя Битлз и классика, но классика полная загадок. Да, у них прекрасные мелодии, простые сами по себе слова. Но не стоит забывать, что то было время бунтарства, хиппи, время вызова самодовольному миру, в котором неуютно жить маленькому человеку. Это было время поиска, расширения сознания, в том числе и в музыкальной культуре.

И такой поиск нередко выливался в композиции, отображающие конкретную ситуацию, мысли и переживания на данный момент. Текст в виде мантр на фоне классной музыки уводил в направление, которое можно назвать поэтическим экспрессионизмом.

На первый взгляд это отдельные красивые фразы, высказывания, в которых главное не смысл, а форма. Нередко тут встречаются даже просто текстовки из где-то увиденных необычных плакатов. Главное - будить воображение, создавать настроение.

Песни Битлз хорошо слушать. Кто-то где-то даже утверждал, что их гармония в виде альфа- (возможно назывались и какие-то другие эллинографические буквы) - волн благотворно влияют на сознание, самочувствие и душевное равновесие.

Но переводить тексты в том виде, как это иногда делается на просторах www, - бессмыслица, опошление, влекущее отторжение.

Перевод с одного языка на другой – это таинство, которого в принципе не может быть, но оно существует. Существует для тех, кто язык оригинала не понимает, но хочет знать, о чем говорят другие. И переводчику приходится отпускать сдерживающие узды своей фантазии, чтобы передавать не просто слова, падающие как коровьи лепешки во след бредущему по лугу сюжету, но и настроение. Если же при этом удается перенести еще и стиль, и ритм, то получаются шедевры. Но таких мало. А перевод поэзии или шуток (особенно основанных на игре слов) – вообще, магия вдвойне. Обратная же сторона такого процесса - 'ножницы', когда перевод по ходу текста начинает отдаляться все далее и далее от оригинала, как два разведенных острия.